Песня Виктора Цоя уже стала неофициальным гимном практически всех избирательных кампаний, в Петербурге так точно. Желание народа увидеть во власти новых людей, которые будут представлять их интересы, а не выполнять указки правящей элиты, растет с каждым разом. Если в прошлых выборных кампаниях таких «новых людей» редко где можно было встретить, а если они и были, то действовали неорганизованно и неэффективно, то этим летом на политической арене громко о себе заявила партия Родина, которая выдвинула сразу нескольких сильных кандидатов.
http://forumupload.ru/uploads/0019/78/57/805/t154453.jpg

Естественно, сильным мира сего не понравились такие яркие и харизматичные политики, которые к тому же предлагали инициативы, получившие широкую поддержку в народе. Для того, чтобы не допустить возможности обновления местного парламента, в Смольном решили зарубить все дело на корню и приказали избирательной комиссии попросту не регистрировать Александра Колоса, Андрея Шпиленко и известного композитора Андрея Иванова в качестве кандидатов.

Мало того, что причина надуманна, так даже звучит смехотворно: у каждого из родинцев якобы нашли по полторы сотни недействительных подписей. Даже интересно представить, как эти «эксперты» графологи выявляли эти подписи. Если кто-то надеялся, что история на этом закончится, и недопущенные кандидаты, которые провели серьезную предвыборную кампанию по сбору подписей и продвижению своих инициатив в народ, сдадутся, то не тут-то было.

Александр Колос, Андрей Шпиленко и Андрей Иванов уже заявили, что будут через суд бороться с произволом, который устроили в ТИКе по указке Беглова. Они не намерены покорно смириться и планируют добиться своей регистрации. Я считаю, что люди именно такого стержня и упорства должны находиться во власти. Если они так рьяно бьются за право участвовать в выборах, то можно сделать предположение, что именно с таким же рвением они будут представлять интересы своих избирателей. Петербургу нужны не аморфные лояльные депутаты, а люди, которые не побоятся пойти поперек интересам Смольного.